gercenovec (gercenovec) wrote,
gercenovec
gercenovec

Categories:

От "путепрокладчика" до "ледокола" (С 30-х годов до наших дней).

Про выражение "ледокол революции" я уже писал (номер раз, номер два).

Широкую известность на постсоветском пространстве это словосочетание получило после появления "Ледокола" Виктора Суворова. Сей автор заявил, что это - "тайный титул", которым "ещё до прихода к власти советские лидеры нарекли Гитлера" (Суворов В. Ледокол. Кто начал Вторую мировую войну?: Нефантастическая повесть-документ. М.: Новое время. 1993. С. 13). Об источниках такой информации он ничего не сообщил.

Сейчас я постараюсь кратко изложить историю бытования этой фразы про "ледокол" до "Ледокола".

До "ледокола" был "путепрокладчик".

В начале 30-х годов у германских коммунистов существовала теория о фашизме как "путепрокладчике" социалистической революции.

Вкратце она выглядит так. Фашизм - это признак слабости буржуазии, признак кризиса капитализма. Приход фашистов к власти будет сопровождаться нарастанием давления власти на рабочих. Это вызовет естественный рост недовольства трудящихся, и в результате пролетариат сам перейдёт в наступление. Более того, действия фашизма подтолкнут в революционный лагерь и мелкую буржуазию. Фашизм - необходимый и неизбежный этап перед близкой пролетарской революцией. Он практически неизбежно ведёт к этой революции.

Следует помнить, что термин "фашизм" тогда трактовался расширительно. И когда немецкие (да и советские тоже) коммунисты говорили о германском фашизме, они имели ввиду не только НСДАП. Существовавшее в тот момент правительство Брюнинга (1930-1932 гг.) тоже считалось фашистским.

В руководстве Коминтерна данная теория поддержки не нашла. Например, один из секретарей Исполкома Комитерна Дмитрий Захарович Мануильский, критикуя такие идеи, говорил:

"Фашизм – это не просто оборона капитализма от наступления пролетариата, но он несет в себе как элементы обороны, так и элементы наступления против пролетариата. И таким образом фашизм может привести и к победе пролетариата, и к его поражению. Насколько сильны его элементы наступления и обороны, зависит от субъективного фактора, то есть от боевой силы самих коммунистов. Видеть в фашизме всего лишь явление разложения капитализма и усиление революционного лагеря, передать развитие революции в руки объективного исторического процесса и проигнорировать наступательные элементы фашизма".

(То есть речь шла о том, что нельзя называть фашизм "путепрокладчиком", так как он вполне может наступление этой революции затормозить. Фашизм - признак слабости буржуазии, но прокладывают путь к революции всё-таки именно коммунисты).

Обо всём этом рассказал в 5-й главе своей книги "Сталин и возвышение Гитлера. Политика в отношении Германии Советского Союза и Коммунистического Интернационала в 1929 – 1934" немецкий историк Томас Вайнгартнер.

Перевод всей книги лежит здесь.

Появился он благодаря последователям всё того же Виктора Суворова.

В "Ледоколе" Суворов обещал написать книгу о том, как Сталин привёл Гитлера к власти.

Какое-то время спустя, в "Самоубийстве" (в 4-й главе), он вдруг заявил, что такую книгу писать не будет. Всё уже, дескать, расписал и доказал немец Томас Вайнгартнер.

"Оказалось, что этого делать не надо. Такая книга уже есть. Написал ее германский историк Томас Вайнгартнер: «Сталин и возвышение Гитлера. Политика Советского Союза и Коммунистического Интернационала по отношению к Германии». Пока я собирался, Т. Вайнгартнер использовал тот самый метод: не мудрствуя лукаво, не дожидаясь, когда откроют секретные кремлевские архивы, не надеясь на какие-то сенсационные откровения, взял всем известные резолюции конгрессов Коминтерна, протоколы Исполкома этого «штаба Мировой революции», статьи из «Правды» и «Роте фане», напомнил читателям те самые факты, которые коммунистам так хотелось бы забыть. И получилась книга простая и понятная. И возразить коммунистам нечего. Всех желающих отправляю к этой замечательной книге и настоятельно ее рекомендую".

(Суворов В. Самоубийство: Зачем Гитлер напал на Советский Союз? М.: АСТ. 2007. С. 57).

Правда, при этом экс-разведчик почему-то не указал выходных данных этой книги. Ни прямо в тексте, ни в списке литературы...

Оказалось, что издавался труд Вайнгартнера только один раз в 1970-м ("Пока я собирался..." - с каких же пор он собирался?) и только на немецком.

Но некоторые последователи Владимира Богдановича, тем не менее, книгу нашли и не поленились перевести. Ссылка, которую я дал выше, ведёт на сайт суворовского последователя Кейстута Закорецкого.

Если вы ознакомитесь с текстом Вайнгартнера, то вдруг выяснится, что доказывает он вовсе не то, о чём пишет Суворов. По Суворову Гитлер пришёл к власти благодаря действиям Сталина. Решающим фактором было якобы то, что Сталин запретил немецким коммунистам сотрудничать с социал-демократами, в результате чего сильнее всех оказались нацисты. Это, якобы, и доказал Вайнгартнер.

Вот только сам Вайнгартнер об этом не знал и в заключении своего сочинения писал (выделения жирным шрифтом - мои):

"Путем направленной против социал-демократии как главного врага тактики Коминтерна Сталин незначительно внес свой вклад в победу НСДАП и таким образом к крушению Веймарской республики".

"Данное исследование приходит к заключению, что Сталин не имел намерений привести Гитлера к власти, но и ничего не делал, чтобы предотвратить его... Сталин своей политикой облегчил путь НСДАП к власти, но ее режим он ТАК не желал и не предвидел".


То есть писал он нечто прямо противоположное тому, что утверждает Суворов. Если Сталин и помог Гитлеру прийти к власти, то вовсе не потому, что специально планировал это сделать и вдобавок - "незначительно".

Закорецкому, который выложил на своём сайте перевод книги, такой вывод кажется "странным". А то, что Суворов дезинформировал своих читателей о выводах немца, он почему-то не замечает. Впрочем, Закорекий, кажется, вообще не очень в ладах с логикой. Некоторые его статьи, опубликованные в сборниках серии "Правда Виктора Суворова", построены по принципу "В огороде бузина, а в Киеве дядька". Но вернёмся к "путепрокладчику".

Естественно, что 5-я глава, где говорилось об этой теории, должна была привлечь внимание резунистов. Ведь путепрокладчик - это похоже на ледокол.

Поэтому Закорецкий 5-ю главу даже специально оснастил своими комментариями.

Но всё-таки теория некоторых немецких коммунистов от "ледокола" по Суворову очень и очень далека. В начале 30-х речь шла о революции внутри Германии. И эту революцию должны были совершить немецкие трудящиеся. А у Суворова в 80-е (первое зарубежное издание "Ледокола" - 1989-й год) - обо всей Европе, а революция виделась исключительно как вторжение Красной Армии.

"Сталин понимал, что Европа уязвима только в случае войны и что Ледокол Революции сможет сделать Европу уязвимой. Адольф Гитлер, не сознавая того, расчищал путь мировому коммунизму. Молниеносными войнами Гитлер сокрушал западные демократии, при этом распыляя и разбрасывая свои силы от Норвегии до Ливии. Ледокол Революции совершал величайшие злодеяния против мира и человечества и своими действиями дал Сталину моральное право в любой момент объявить себя Освободителем Европы, заменив коричневые концлагеря красными".

(Суворов. Ледокол. С. 13).

Как видим, концепции совсем разные.

Но всё же, вероятно именно бытовавшее в начале 30-х годов словосочетание "путепрокладчик революции" потом превратилось в "ледокол", стало его основой.

[В 2015-м году, когда я написал в этом блоге первую заметку про "ледокол революции", я уже всё это знал, но, честно говоря, было лень расписывать всё это. Да вдобавок хотелось ещё подсобирать материала].

О том, писал ли кто-то про "путепрокладчик революции" в 30-е уже после прихода Гитлера к власти - мне неизвестно. А самое раннее известное мне упоминание "ледокола революции" относится к зиме 1939-1940 гг. К сожалению, пока я знаю об этом упоминании только в пересказе.

Многоуважаемый Игорь Петров (labas) предоставил текст статьи "Ледокольная теория", опубликованной 10 января 1945 года в коллаборационистской газете "Воля народа".

Эта статья сообщала:

"Зимой 1940 года сильно левый швейцарский еженедельник "Ди Вельтвохе" печатает статью с анализом политики Сталина. Политика эта, по существу, якобы гениально проста:

Чтобы сломить лед веками складывавшегося европейского порядка, чтобы открыть, не компрометируя себя, путь к коммунистической революции в Европе, Сталину нужен "ледокол". Эту роль он уготовил самой сильной на европейском континенте стране - Германии. Пусть рушатся под её ударами демократия; пусть в связи с иностранной оккупацией растут в европейских странах неполадки, озлобление и беспорядок; пусть под давлением блокады Европа голодает. Чем хуже, тем лучше! Чем больше будет Европа озлоблена против "фашизма", тем скорее она, словно зрелый плод, упадет в руки компартии".


(Полностью текст статьи можно прочесть здесь).

В глаза бросается явное сходство между текстами Суворова и "Воли народа". Так что, вполне возможно, что заимствование - отсюда. А возможно были и какие-то промежуточные звенья.

К сожалению, ознакомиться с публикацией швейцарского еженедельника "Ди Вельтвохе" ("Die Weltwoche") мне не удалось. Это издание существует до сих пор, но в петербургских библиотеках его нет. Есть сайт, а на сайте есть электронный архив номеров, но доступ к ним - только для подписчиков, а подписка - за деньги. К тому же я не владею немецким языком и не знаю название статьи, так что поиски вряд ли были лёгкими.

Поэтому я пока не знаю, насколько адекватно пересказала "Воля народа" статью из "Ди Вельтвохе" (вдруг что-то добавили).

Уже в начале Второй мировой упоминания Гитлера как "ледокола" проникли и в периодику русской эмиграции. В издававшемся в Нью-Йорке эсеровском журнале "За Свободу" за май 1941-го года можно было прочесть:

"Когда ещё в 1930 году Сталин дал германской коммунистической партии всячески содействовать Гитлеру в его борьбе с германской демократией во имя установления в Германии нацистской диктатуры, он об'яснял недоумевающий, а иногда и протестующим своим ближайшим сотрудникам: Гитлер - это ледокол, который в замёрзшем капиталистическом океане пробивает путь для броненосца нашей коммунистической революции".

(Россия, война, Сталин // За Свободу. 1941. №1. С. 2; скан журнала можно скачать здесь).

Никакими ссылками, увы, это не сопровождалось.

После Второй мировой словосочетание "ледокол революции" кочевало по зарубежной литературе, в частности по англоязычной. Многоуважаемый Павел Козлов (paul_atrydes) в комментариях приводил пример из 1959-го года, сам я писал про издание 1995-го.

А ещё "ледокол революции" упоминается в "Большом терроре" Роберта Конквеста:

"...разгром германской компартии был представлен, согласно новому сталинскому стилю, как победа. По новой концепции Гитлер был своего рода «ледоколом революции» — он был последней отчаянной попыткой буржуазии удержать власть, и его падение должно было привести к полному краху капитализма. Эта точка зрения быстро входила в моду".

(Конквест Р. Большой террор. Рига: Ракстниекс. 1991. Том 1. С. 318).

Никакой ссылки при этом нет.

Впервые книга Конквеста была издана в 68-м, на русском появилась в 74-м (предисловие датировано 71-м, но в электронных каталогах РНБ, РГБ и ГПИБ никакого издания 71-го нет, зато есть 74-й год; так что, вероятнее всего, первое русское издание - именно 74-й).

"Большого террора" нет в списке литературы "Ледокола", но Конквест в книге Суворова несколько раз цитируется и упоминается.

В главе 3 ("Зачем коммунистам оружие?"): "Недавно Роберт Конквест выпустил страшную книгу о тех кровавых пятилетках с жуткими фотографиями детей-скелетов. Страшнее коммунистической Эфиопии и коммунистической Камбоджи времён Пол Пота". (Суворов. Ледокол. С. 35).

У главы 22 ("Ещё раз о сообщении ТАСС") - эпиграф из Конквеста: "...Сталин был не из тех, чьи намерения объявлялись открыто" (Там же. С. 193). Это - из 1-го тома "Большого террора" (С. 97).

Затем есть ещё несколько цитат: "Выдающийся исследователь сталинской эпохи Роберт Конквест отмечает молчаливость и скрытность Сталина как одну из наиболее сильных черт его личности: «Очень сдержан и скрытен», «нам все еще приходится вглядываться в мрак исключительной скрытности Сталина», «Сталин никогда не рассказывал, что у него на уме, даже в отношении политических целей»" (Ледокол. С. 194).

И у главы 32 ("Был ли у Сталина план войны") - в качестве эпиграфа тоже цитата из "Большого террора": "Поскольку Сталин не разъяснял и не излагал своих точек зрения и планов, многие думали, что он их вообще не имел, — типичная ошибка болтливых интеллигентов" (Ледокол. С. 325). Это - из того же первого тома "Большого террора" (С. 113).

Так что книгу Конквеста Суворов знал и использовал. Можно было бы предположить, что Суворов позаимствовал словосочетание "ледокол революции" именно из этого источника. Но тут смущает сходство текста "Ледокола" и статьи из "Воли народа". С Конквестом такого сходства нет. Так что могу выдвинуть версию, что Суворов впервые наткнулся на "ледокол революции" именно у Конквеста, а потом нашёл ещё какой-то источник, из которого и позаимствовал, несколько переделав, фрагмент, ставший потом частью введения к "Ледоколу". Возможно, это была та самая статья из "Воли народа", возможно - что-то другое, какое-то промежуточное звено.
Tags: "ледокол революции", Виктор Суворов и кой-чего смежное, утерянные цитаты
Subscribe

  • К вопросу о предыстории "вязанки хвороста"

    Я как-то раз писал про приписываемое Троцкому выражение о России как вязанке хвороста для мировой революции. Самое раннее известное мне употребление…

  • И ещё раз о "ледоколе революции".

    Просто небольшое дополнение к уже написанному. Вспомнил я об этом сюжете в связи с тем, что на днях раскрыл новое издание "Ледокола". В 2014-м году…

  • О "спущенном с цепи псе".

    Прочитал "Накануне" адмирала Кузнецова. Там есть такой фрагмент: "Хозяева спустили с цепи озлобленного пса, чтобы натравить его на соседа. Они…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 37 comments

  • К вопросу о предыстории "вязанки хвороста"

    Я как-то раз писал про приписываемое Троцкому выражение о России как вязанке хвороста для мировой революции. Самое раннее известное мне употребление…

  • И ещё раз о "ледоколе революции".

    Просто небольшое дополнение к уже написанному. Вспомнил я об этом сюжете в связи с тем, что на днях раскрыл новое издание "Ледокола". В 2014-м году…

  • О "спущенном с цепи псе".

    Прочитал "Накануне" адмирала Кузнецова. Там есть такой фрагмент: "Хозяева спустили с цепи озлобленного пса, чтобы натравить его на соседа. Они…