gercenovec (gercenovec) wrote,
gercenovec
gercenovec

Апрель 41-го, газета "Карпатска Русь" и югославские лётчики

Наткнулся на одну свою старую тетрадь с выписками и возникала идея рассказать эту историю.

Давным-давно, когда я учился на 3-м курсе, изучал я советские газеты за 1939-1941 годы (потом из этого возникли мои бакалаврская и магистерская, некоторые количество статей и, надеюсь, я ещё кое-что про советскую пропаганду тех лет напишу), у моего научрука возникла идея сравнить в моей бакалаврской газеты советские и эмигрантские. Потом эта идея затухла и была забыта. Но кое-какие эмигрантские газеты в РНБ я посмотрел.

Среди них я наткнулся на газету "Карпатска Русь". Издавали её вовсе не российские эмигранты. Её издавали русины родом из Закарпатья. Это был "Официальный Орган Карпаторусского Народного Комитета, Лемко-Союза в Соєд. Штатах и Канадi и Карпаторусских Просвiтительных Клубов". Выходил он "два разы на тыждень" (в неделю), в городе Юнкерс (штат Нью-Йорк). В РНБ есть два номера за 1941-й год. За 29 апреля и 2 мая.

И вот там я неожиданно наткнулся на две заметки про югославских лётчиков, которые после разгрома Югославии немецкими войсками улетели в СССР.

Приведу их. В оригинале, на русинском языке.

На первой странице номера от 29 апреля можно прочесть такой текст:

"ЮГОСЛАВСКЫ ЛЕТЧИКЫ
В МОСКВI.

МОСКВА. - В Москву прибыли 16 апрiля 23 югославскы летчикы. Их можна быдл видiти на улицах в югославской воєнной униформi, в товариствi совiтскых летчиков.

Командир ескадрильи капитан Кирилл Сабодич сказал корреспондентам, што они вылетiли из Мостара 13 апрiля на трех бомбовозах конструкции "Савоя" и, пролетiвши над Болгариом и Румыниом, прибыли на совiтску территорию.

(Тота вiсть была передана корреспондентам "Юнайтед Пресс" из Москвы. Телеграмма прошла через совiтску цензуру, длятого можна быти певным, што информация єст правдива. Тут в Америкi звернули специальну увагу на то, што югославскы летчикы по прибытии в Совiтский Союз не были интернованы. Тот факт, што югославскы летчикы свободно гуляют в Москвi, не може полюбитися Германии, но як видно, совiтске правительство не звертат на то великой увагы. Из Виши, во Франции, передавали пару дней тому назад, што в Совiтский Союз пибыло около 200 югославскых аеропланов, и што югославскы летчикы будут отправлены из Совiтского Союза в Грецию. Но тота вiсть была по всей вiроятности выдумана, бо єсли бы югославскы летчикы хотiли летiти в Грецию, то могли полетiти туда прямо из Югославии)".


Ну а на третьей странице размещено то самое сообщение из Виши:

"ИЗ ВИШИ ПЕРЕДАЮТ, ШТО
ЮГОСЛАВСКЫ АЕРОПЛАНЫ
УЛЕТIЛИ В СССР.

ВИШИ (Франция). - Тут в столицi Петеновской Франции в послiдных часах родилося много рiжных донесений о балканскых дiлах. На-днях была объявлена така вiсть:

187 аеропланов воздушных сил югославской армии прибыли до Совiтского Союза. Их летчикы мают замiр полетiти из Совiтского Союза в Грецию на помоч союзникам. Большинство тых аеропланов сiло на совiтскых аеродномах коло Киева и в Винницi.

Як передают из тых самых жерел, югославскы летчикы не были интернованы совiтскыми властями и не будут мати ниякой перешкоды, єсли захотят летiти до Греции".


Ну и в дополнение - отрывок из мемуаров Покрышкина:

"Апрельское утро 1941 года выдалось по-особому теплым. Ласковый ветерок приятно освежал лица летчиков, теребил полы регланов. Наш полк выстроился поэскадрильно у стоянок самолетов, где с рассвета уже работали техники и механики. Шла предполетная подготовка.

Командир полка майор Иванов, с плановой таблицей в руках, отдавал распоряжения о порядке взлета, работы в зонах, напоминал о мерах безопасности. Говорил он не спеша, с расстановкой. Мы знали, что за плечами Виктора Петровича - большой опыт авиатора, сложные полеты. Слушали его летчики очень внимательно неспроста, Его умение выделить главное, подчеркнуть особенность дня каждый раз превращали предполетную подготовку в настоящую школу для летчиков.

Я любил эти ранние утренние часы на аэродроме. Самолеты стоят расчехленные, около них расторопно трудятся техники, обмениваются репликами летчики. Все это внушало уверенность, свидетельствовало о размеренной, четкой жизни полка. Да и вообще для того, кто предан авиации, влюблен в полеты, быть на аэродроме утром - истинное удовольствие. Знакомый едва уловимый запах бензина, ароматы степных трав... Особая атмосфера, свойственная только аэродрому.

Это летное поле, недалеко от молдавского города Бельцы, было особенно родным и привычным. Уже не один месяц бороздим здесь южное небо. Граница рядом. И это налагает на нас особую ответственность.

Яркие лучи солнца били прямо в лицо майору Иванову. Но он только чуть прищурил большие карие глаза, продолжая напутствовать летчиков. И вдруг по строю полка прошло какое-то волнение, что-то отвлекло наше внимание. Я тоже насторожился, услышав далекий гул моторов. Звук двигателей был незнаком...

Командир полка посмотрел на запад. Мы все повернулись туда, всматриваясь в небо. Два незнакомых очертаний самолета подходили к нашему аэродрому.

Прошло несколько минут, и они встали на посадочный курс. "Что это за машины? Почему? Зачем?" - думал каждый из нас.

- Очень похожи на "Савойи", - наконец сказал командир нашей эскадрильи Соколов.

Ему можно верить. Старший лейтенант имел боевой опыт, был знатоком авиации. Летчики слышали про этот итальянский бомбардировщик.

А машины уже катятся по взлетной полосе, сруливают с нее, приближаются к стоянке. Действительно, это "Савойи".

- А знаки-то на них не итальянские, - заметил кто-то.

- Знаки югославских военно-воздушных сил. У них на вооружении этот тип бомбардировщика, - отозвался командир полка.

Недалеко от нас бомбардировщики встали. Замолкли двигатели. И сразу же из кабин на землю сошло несколько человек. Было видно по знакам различия, что это старшие офицеры и генералы Военно-воздушных сил Югославии. Командир полка и начальник штаба направились к ним.

Старший из прибывших отделился от группы, поприветствовал командира. Мы услышали его доклад. Говорил он по-русски, четко, но с акцентом.

- Войска Гитлера оккупируют Югославию. Подошли к Белграду. Основные аэродромы страны заняты. Группа генералов и офицеров воздушных сил приняла решение не сдаваться немецким войскам, перелететь в Советский Союз. Летели всю ночь, опустились на первом же аэродроме у границы. Прошу доложить высшему командованию о нас.

Виктор Петрович тут же приказал начальнику штаба полка А. Н. Матвееву срочно связаться с командованием Одесского военного округа. Отдал и другие распоряжения. Потом пригласил югославских летчиков в столовую позавтракать.

Через полтора часа "Савойи" улетели. В машины для сопровождения и помощи экипажам сели штурман полка Чайка и инспектор Курилов. Оба хорошо знали маршрут, особенности посадки на аэродроме в Одессе.

Весь день летчики полка обсуждали это важное событие. Оно еще раз заставило всех нас как-то по-новому оценить международную обстановку. Европа была в огне. Гитлеровские армии танковыми клиньями и авиационными армадами сокрушали одно государство за другим. Самоуверенный и наглый немецкий фашизм считал, что нет силы, которая могла противостоять ему. Это победное опьянение и толкало его к нападению на Советский Союз. Над нашей Родиной нависла смертельная опасность..."


(Покрышкин А. И. Познать себя в бою. "Сталинские соколы" против асов люфтваффе. 1941-1945. М.: Центрполиграф. 2006. С. 11-13).

А больше я про эту историю ничего не знаю.
Tags: 1941
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 3 comments